Free Download
AGB
Aktienkennzahlen
Aktien Excel
Charttechnik
Währungen
Dollar Dumping
Der Dollar
Admiralty Law
Rohstoffe
Silber
Linktips
Excel Tips
FAQ
Kontakt
Audi A5 TFSI
FIAT Money
Zentralbanken
Predictive
Nicht Souverän
NIST und FEMA
William Rodriguez
Primärradar
Fernsteuerung
Cluster Squibs
Superthermit
WTC7
Dustification
9/11 Zeitplan
Berechnungen WTC
Die Zero Box
9/11 WTC Gold
Susan Lindauer
Larry Silverstein
The B-Thing (BB18)
800 km/h AA11
No Airplane Theorie
9/11 Gesetze
PNAC-Studie
US History
DEW
Märchenjahre
Kwiatkowski (NSA)
DIA contra CIA
9/11 Abfangjäger
FAA NEADS NORAD
9/11 Befehlskette
9/11 Pentagon (US)
Berechnungen AA77
Norman Mineta
Threatcon ALPHA
9/11 Commission Report
9/11 Kurzfassung
Conclusio 9/11
Conclusio 9/11 (US)
Gründe für 9/11
9/11 Rochaden
These Antithese
Albert Pike
Merkwürdigkeiten
Zeugenaussagen
Loose Change
9/11 Passagiere
Berechnungen UA93
Strömungsberechnung
Conclusio UA93
No Airplane UA93
Zeitplan UA93
Active Valid Destroyed
9/11 Insider
Die 9/11 Top Theorien
9/11 Milzbrand
Amerikas Kriege
Pipeline Kriege
Wasserkriege
Übersicht Pipelines
9/11 Exercises
9/11 ELOKA
Osama bin Laden
D. Cheney 9/11
D. Rumsfeld 9/11
C. Rice 9/11
J. Ashcroft 9/11
G.W.Bush 9/11
Richard Clarke
9/11 Generäle
Osama Bin Laden
Grand Chessboard
NWO Masterplan
Der ISIS-Plan
Rothschild
Rothschild und Russland
Rockefeller
Die Acht Familien
Ziel Jerusalem
Iran + Israel
Militärorden
NATO & Co
Zitate über Hitler
Adolf Hitler Heute
Hitlers Finanzsystem
Hitlers Ziele
HAARP und Klimawandel
Jugoslawien
Türkei
Griechenland
Ukraine
Syrien
Libyen
Somalia
Venezuela
Iran
China
Kurdistan + Israel
Balkanisierung
Synchronisation
Die Jesuiten
Jesuitenschwur
Ignatius von Loyola
Gerard Bouffard
Der Antichrist
THE CROWN
Die Queen
Round Table
Die Illuminaten
Farbenlehre
Politik USA
Wirtschaft
Kirche = Sekte
Apollo 11
Lady Diana
Clairvoyant
Staatsformen
Schurkenstaaten
Medien- und Finanzmacht
Israeliten und Juden
Talmud
SS = Sedes Sacrorum
Die Khazaren
Zionismus
Six Million Jews
Dritter Weltkrieg
Churchill
Plutokratie
Atonismus
Angela Merkel
Sarkozy
Jüdischer Nationalismus
Fake News, Fake Jews
Dönmeh Juden
ZDF und 9/11
N24 und 9/11
N24 und 9/11
NTV und 9/11
London 07.07.05
Madrid 11.03.04
Paris 13.11.15
John F. Kennedy
U.S.S. Stark
E. T. P.
Hillary Clinton
Chemtrails
Testfragen
Quellenangaben
NSU
Touchless Torture
Der Vatikan
SMOM + St. John
Black Nobility
 William Rodriguez:  William Rodriguez ( Englisch ) | William Rodriguez ( Russisch ) | Nachbetrachtung

Translation of the following video by Aleksandra Simichyova-Orlova
http://world911truth.org/william-rodrigez-the-last-man-out/


Алекс Джонс:
Сегодня так много героев, великих примеров, которые противостоят тирании, которые рассказывают правду о том, что произошло. Вчера я немного рассказывал о нем, о Вильяме Родригесе, он работал уборщиком в одной из Башен Всемирного Торгового Центра. У него был ключ, открывающий все двери в этом здании. Здания в огне, но он остаётся внутри с пожарниками, он помогает им подняться на верхние этажи, сам помогает сотням людей выбраться наружу, попросту выталкивая 15 человек в двери. Но он возвращается во внутрь и здание обрушивается на него. Он последний человек, не спасатель, который остался в здании. Но это не конец истории об отваге, это только её начало.
Вильям Родригес был приглашен в Белый Дом, на все национальные каналы, на сотни шоу, он был везде. Он стал великим героем. Республиканцы хотели пригласить его в Конгресс, хотели сделать его своим представителем. Ему предложили миллионы и миллионы долларов, взамен на его молчание о взрывах и о том, как горела кожа жертв, перед тем, как здание обрушилось. Вот что происходило.
Ему сказали: «Замолчи и забудь об этом, просто возьми миллионы». Кто из вас смог бы ответить: «Я не возьму эти миллионы»? Он смог. Он спас не только тех людей, но и отказался от миллионов. Которые в итоге были выплачены многим жертвам. Он сказал: «Нет».
Сейчас он путешествует по миру, от Венесуэлы до Малайзии и Японии, по многим странам, выступая по национальному телевидению, рассказывая правду. Он был в Германии, в Италии, в Англии и России. Он был во многих странах мира и сейчас он здесь в Лос-Анджелесе для вас. Мистер Родригес сказал мне, что он не долго задержится в США, поскольку он считает, что он может оказать большее влияние и привлечь всеобщее внимание за пределами страны.
Итак, реальный герой 11 сентября. Что же в действительности делали спасатели и полиция, кто отвечал за происходящее? Он вернулся в горящее здание и оставался в нем до тех пор, пока оно не обрушилось.
Большая честь видеть его среди нас сегодня. Вильям Родригес, прошу вас!

Алекс Джонс передает слово Уильяму Родригесу.


02:38

Я только что вернулся из Малайзии, где Махатыр Мохáметт, самый влиятельный человек в Малайзии, выслушал наш рассказ и открыл нам все «двери» в своей стране. И это был исторический момент, поскольку впервые, человек выживший 11 сентября отправился в мусульманскую страну, чтобы рассказать о трагедии 11 сентября. Это оказало на людей большое влияние. Понимаете, мы обвинили мусульманский мир в трагедии 11 сентября. Приехать туда и рассказать им, что же в действительности произошло, это открыло им глаза на происходящее.

Он показывает фотографию.
Это господин Мохáммед с премьер-министром ООН. Это была уже вторая встреча с ним. И это было освещено во всей прессе, мы побывали на всех телешоу, все 10 дней мы были в прайм-тайме, в ежевечерних новостях и когда я уехал оттуда в пятницу. Все говорили о том, что отношение к 11 сентября в Малайзии навсегда изменилось после нашего визита.
До этого я посетил Венесуэлу. В Венесуэле я встретился со вторым по влиятельности в стране после Уго Чавеса, с Николасом Мадуро, президентом Национальной Ассамблеи. Он был очень обеспокоен моей безопасностью. Он предоставил мне официальную защиту в Венесуэле. Он сказал: «Вы находитесь в очень сложном положении здесь. Мы должны оповестить вас о том, что нам стало известно, что агент ФБР опрашивал работников отеля о списке постояльцев». После того как они узнали об этом, они предоставили мне 5 телохранителей, которые дежурили круглосуточно. Они говорили: «Существует опасность того, что они могут что-то сделать с вами и в нашей стране они обвинят нас. Поэтому мы должны вас защитить». И они фиксировали абсолютно всё, что происходило со мной на территории резиденции. На протяжении 5 дней вся мря жизнь была записана на видео камеры и таким образом у них были бы улики если бы что-то случилось. Но подобная ситуация происходила не только в этой стране.

О показанной фотографии:
Это демонстрация против войны, которую я организовал в Нью-Йорке. Меня сильно критиковали за это. Я был в новостях Нью-Йорка. Я был единственным экспертом трагедии 11 сентября для телеканалов Telemundo, Univision и CNN в Испании. Меня сильно критиковали за то что я организовал демонстрацию. И я сказал: «Хорошо, нет проблем. Я не буду больше проводить демонстрации, я займусь чем-нибудь другим на следующей неделе!»

О показанной фотографии:
Итак, 11 сентября, что ж, это была пожарная машина. Меня вытащили из-под неё. Вы видите вот ту дыру прямо под машиной. Вот от туда меня и достали.

О показанной фотографии (Родригес с Джорджем У. Бушем)
Хорошо, хорошо, я понимаю, вы не хотите смотреть на эту фотографию! Я не знал (что появится эта фотография). Когда вас называют национальным героем, или как-то так, вы попросту уходите.

Я был экспертом на различных телеканалах, в разных газетах. Я писал законы. Я был всего лишь уборщиком Всемирного Торгового Центра. И я принимал законы. Я создал закон об уменьшении налогов для жертв терроризма. Я усердно трудился над этим, я работал над законами об ученических программах для пострадавших и выживших. И все они были утверждены.
Сейчас я хочу начать разговор о трагедии 11 сентября.


6:59

Вы слышите меня?
Разрешите мне выйти вперед (он выходит на передний план).
Для тех, кто меня не знает. Моё имя – Вильям Родригес. 20 лет я работал в здании Всемирного Торгового Центра. На протяжении 20 лет своей жизни я убирал этажи в Северной Башне. 20 лет я находился в этом здании, 10 лет из них я работал на компанию, которая принадлежала губернатору. На губернатора Куомо, который был губернатором до господина Патаки. Я был одним из тех, кто убирал его офис, также я полностью организовывал пресс-конференции. За эти 10 лет я досконально изучил весь процесс подготовки пресс-конференций. А после 11 сентября и как подготавливать отчёты, которые вы могли видеть как дополнение к законам. Так как я 10 лет учился, но без понимания того, что я делал, of how to deal with politicians. Мне кажется, что Господь действительно подготовил меня к этой миссии. Правда.
Сейчас прошло уже 5 лет, 5 лет посвященных всему этому, 5 лет как меня вытащили из-под обломков и до сегодняшнего дня. На протяжении 5 лет я отстаивал права жертв, права иммигрантов, боролся за правду о трагедии 11 сентября, за правду от управления при авариях, за правду о войне в Ираке. Я имею в виду, что одно выливается из другого. Вот что делает человек занимающийся активистской деятельностью. Они перескакивают от одной проблемы к другой проблеме до тех пор пока что-либо не наладиться. Мы убедились, что после 11 сентября такое движение как активизм, начавшийся ещё в 60х годах, был почти полностью уничтожен так называемыми патриотическими актами. Гражданские права были всецело проигнорированы патриотическими актами. Сейчас, когда 11 сентября, наша трагедия, наше отчаяние, используется для создания этой политики, этой программы нацеленной против людей здесь и в других странах. Конечно же я несу ответственность за то, что открываю свой рот и предъявляю претензии.
Проведя 20 лет в этом здании, я хотел бы вспомнить сейчас эту историю, которая произошла со мной.
Я пришел на работу позже обычного. Я в действительности верю в то, что мне была уготована эта миссия. Потому что если бы я был там в обычное время, я был бы уже на этаже «Windows of the world» («Окна мира») и я бы погиб. Так вот, я пришел позже, около 8:30 утра, я был на одном из цокольных этажей. В здании было 6 цокольных этажей: В1, В2, В3 и до В6. 6 цокольных этажей. На этаже В1 находились все компании, обслуживающие здание Всемирного Торгового Центра. Моя компания называлась American Building Maintenance. Эта компания отвечала за ремонт здание и за все механические установки в комплексе.


10:17

Наш офис был на этаже В1. Я разговаривал с начальником в 8:46 (примечание: это официальное время удара), внезапно, мы услышали «БАМ!»
Очень сильный звук «БАМ!»
Взрыв был такой силы, что нас подбросило. Он был между этажом В2 и этажом В3. Тогда я подумал, что взрыв произошел в машинном отделении, где находились все насосы и генераторы здания. Мне показалось, что, возможно, взорвался генератор. После 20 лет работы в этом здании, я с уже легкостью мог понять где что-то произошло; на верхних или на нижних этажах. Все начали кричать. Взрыв был такой силы, что потрескались стены, куски бетона падали с потолка, противопожарные система автоматически включилась. И как только я скал вслух, что это был генератор, мы услышали «БАМ!» (он указал наверх)
Самолёт врезался в верхние этажи. Два разных происшествия в разное время. Наверное, они (террористы) не синхронизировали эти взрывы. В ходе следствия было выяснено, что первый взрыв должен был ослабить фундамент здания. И если бы всё произошло в один момент, то здание автоматически упало бы. Но всё сложилось иначе.
Кто-то вошёл в офис: «Взрыв, взрыв, взрыв!». Его руки были вытянуты, кожа на руках полностью обгорела и свисала, от плеч и до кончиков пальцев. Сначала я подумал, что это были клочки его одежды, но потом я осознал. Что это была его кожа. Я спросил: «Что случилось? Что случилось?». Когда я взглянул на его лицо, я увидел, что части его лица были оторваны взрывом.


12:40

Чернокожий парень, по имени Филипе Давид, из Гондураса; с которым я не был знаком до этого; он работал на компанию Аламарк, которая занималась автоматами, раскладывала конфеты в автоматы и так далее. В тот момент он находился на этаже В2, во время взрыва он закрыл лицо руками. Так он получил ожоги. Вот Фелипе Давид (показывает фото). На лице обгоревшая кожа свисает, на фотографии не видно, но вторая часть лица так же обожжена. Я сказал ему тогда: «Не двигайся!». Я хотел позвонить в медицинское отделение, которое находилось во втором здании, в Южной Башне. У зданий №1 и №2 был общий цокольный этаж.
Как только я поднял трубку, раздался ещё один взрыв. Он был такой сильный, что здание затряслось, стены опять начали трескаться. Люди подумали, что это было землетрясение и побежали к дверным проёмам. Я сказал: «Нет, я думаю, что это бомба!». И повторил это снова.
Я выжил после бомбардировки в 1993. Я застрял тогда в лифте. Провел в нем 4 часа. Тогда спасателям пришлось проломить стену, чтобы вытащить меня. Поэтому тогда я автоматически решил, что это была бомба. Я сказал: «Мы выберемся!».
Я вывел этих 15 человек из офиса наружу, через погрузочную платформу, неся Фелипе Давида на своей спине. Вокруг были машины скорой помощи. Я остановил одну из них, переложил Мистера Фелипе Давида на каталку, он был в коме. Я услышал «Самолет врезался в здание!». Возле меня стоял охранник, из его рации доносилось «Самолет врезался в здание! Самолет врезался в здание!».
Стоя у здания, я посмотрел на здание. Раньше, если бы вы взглянули на верхушку здания, вы бы не увидели верхушку. Сейчас я увидел только огромную дыру, лишь пламя и дым. Я сразу же понял, что я не вижу шпиль на верхушке здания. В тот же миг в моей голове закрутилась мысль: «О, Господи, что же с людьми на этаже «Windows of the world», люди из ресторана, который находился на верхних этажах здания. 106 этажей». Я завтракал с теми людьми каждое утро. Я начинал убирать этажи сверху вниз. Там, на кухне, был обслуживающий персонал, я постоянно заходил к ним, общался с теми людьми. Все 76 человек погибли. Я знал их всех.


15:37

Когда я увидел это, я закричал: «Мы должны вернуться!». НО никто не хотел возвращаться. Начальник сказал мне: «Нет, Родригес. Ты останешься здесь!» Он был в три раза больше меня, тяжелоатлет и он сказал: «Оставайся здесь!». Я ответил: «Нет, мы должны вернуться. Мы должны помочь этим людям!». Но он упорно настаивал: «Нет, нет, нет. Ты останешься здесь!». Но я выхватил рацию у охранника и побежал в здание, тем же путём, через цокольный этаж в Северную Башню. Там везде была вода, из-за противопожарной системы.
И опять же, почему противопожарная система включилась на цокольном этаже, если самолёт врезался в верхние этажи. Подумайте об этом! Есть ли в этом смысл? Полагаю, что нет.
Вода была повсюду. Я побежал в Южную Башню, где находился Центр Оперативного Управления, который был создан после 1993 года. Они потратили 155 миллионов долларов на модификацию здания, на его ремонт, на установление полной системы безопасности. Центр Оперативного Управления фактически являлся центром обеспечения безопасности. Когда я туда пробрался, я начал стучать во все двери. Но там никого не было. Там никого не было, никого во всём контрольном центре, глее находились все камеры, псе записи.
Я нашел одного парня, Джимма Баррета. Он был в другом здании, он не знал, что происходило. Я закричал: «Уходи отсюда! Уходи отсюда! »
Это даёт вам представление; он находился на одном из цокольных этажей Южной Башни; это даёт вам представлении, о том какое огромное количество людей погибло в Северной Башне, даже не зная, что происходило на нижних, цокольных этажах. Это всё началось с цокольных этажей.
Позже я нашел девушку, которая работала за стойкой на одном из входов в отель Марриотт. Она всё слышала. Я спросил её: «Что ты делаешь? Уходи отсюда немедленно!». И знаете, что она мне ответила? «Я не могу я недавно устроилась на эту работу, я не хочу, чтобы меня уволили». Просто она ничего не знала. Я попросту выгнал её оттуда и побежал во вторую башню. Опять в Северную Башню.
Везде была вода. Я нашел одного парня из компании, которая занималась утилизацией мусора. Он сказал: «Я слышу крики». В компании Всемирного Торгового Центра было 150 лифтов. Я прислушался, приложив ухо к одному из лифтов. Два человек застряли в лифте, они звали на помощь «Мы тонем!». Это было невозможно. Я пытался понять, в чём дело. Оказалось, что вода из противопожарной системы стекала в шахту лифта. Они оказались в ловушке, потому что лифт застрял между этажами В2 и В3. Вода заполнила уже половину пространства лифта.
Тогда, позвольте мне рассказать вам, я никогда не был верующим человеком, я всегда был агностиком, я ни во что не верил. НО в этот момент я произнес: «Господи, помоги мне, пожалуйста!».
Я осмотрелся и увидел металлическую трубу в каких-то обломках. Я взял эту трубу, вставил между дверцами лифта и с помощью Баррета, мы открыли дверцы лифта. Лифт открывался вертикально, потому, что это был грузовой лифт. Когда нижняя дверца коснулась пола, вода сильным потоком хлынула в шахту лифта. Они закричали ещё громче. Когда я посмотрел вниз, оказалось, что лифт в шахте находится очень далеко от нас. И я снова сказал: «Господи, помоги мне, пожалуйста!». И я вспомнил, что на этом этаже был пресс-компактор мусора и у электриков в этом отделе всегда были лестницы, которые они использовали, чтобы менять лампочки или для монтажа. Они всегда приковывали их цепями у погрузочной платформы, потому, что кто-то мог бы приехать к примеру на грузовике и украсть их. Я сказал: «Позволь найти мне одну, позволь мне найти всего лишь одну.
И когда я добрался до этого места, Леди и Джентльмены, лишь одна лестница не была прикована и она оказалась самой длинной из всех! Это было чудо. Казалось, она была там, чтобы именно я взял её. Я схватил лестницу, залез в шахту, спустил лестницу вниз и начал спускаться, я открыл люк лифта и вытащил этих двоих человек.


20:48

Это был Сальвадор Гиамбанко, художник портового управления, и посыльный. Ни с кем из них я не был ранее знаком. Они рассказали мне, что произошел огромный взрыв на одном из цокольных этажей. Начался пожар, они пытались скрыться от огня в лифте, двери закрылись, лифт начал спускаться, но пропало электричество. Это были его слова.
Я вывел их из здания, нашел скорую помощь для них и вернулся в здание. Каждый спрашивал: «Зачем ты возвращаешься, ты сошел с ума?». Я отвечал: «No entiendo. No entiendo» (исп. «Я не понимаю, я не понимаю»). Но молился я на английском языке. Я сказал «Adios mio!» и вернулся на цокольный этаж.
Я увидел одного человека, офицера полиции, Дэвида Лима. Он был ответственным за “Canine Unit” и отвечал за всех спасателей Портового управления. Он спросил: «Уилли, у тебя есть ключ?». Он имел в виду «ключ от всех замков».
Всего было лишь 5 таких ключей во всем центре. У Портового Управления было 4 ключа. Работников Портового Управления обучали эвакуации, первой помощи пострадавшим и спасению людей. Но они были одними из первых, кто покинул здание.
Это и есть ключ от всех дверей, Дамы и Господа.
Мы называем его ключом надежды. Потому что он дал надежду многим людям.
Я сказал: «Пойдёмте!». Мы поднялись с цокольного этажа в фойе. Пожарные уже ждали этот ключ. Этим ключом они вызвали лифты. С помощью этого ключа лифты, которые были на цокольных этажах, должны были подняться в фойе, а лифты с верхних этажей должны были спуститься на этаж фойе. Я сказал: «Почему мы ждём? Лифтов все равно нет. Следуйте за мной, я знаю как подняться!» мы начали подниматься по лестнице. Это было так тяжело для них потому что на них было столько экипировки. В рюкзаках было от 70 до 125 фунтов. И когда мы поднимались мы постоянно сталкивались с людьми которые спускались. Поскольку лестница была очень узкая.
Взгляните!


24:03

Они были слишком узкие, итак мы начали подниматься. Пока мы поднимались, мы слышали небольшие взрывы «Бамм, Бамм, Бамм». Я спросил пожарных «Что это?». И один из них ответил мне: «Я думаю это газовые баллоны на кухнях».
Это тоже было маловероятно, потому что это было здание А-класса. Все кухни были оборудованы электрическими приборами. Все кухни были электрическими. Поэтому это и было странным. Что это были за взрывы?
Почему этот ключ был так важен? Потому что здания А-класса, по классификации Нью-Йорка, как и в любом небоскрёбе три выхода на лестницу были закрыты, один открыт, три закрыто, один открыт. Поэтому мы и должны были открыть все закрытые двери. В 1993 году спасатели потеряли очень много времени выламывая двери, пытаясь попасть на этажи. Вот поэтому этот ключ был так важен. Он мог открыть любую дверь комплекса.
Почему я получил этот ключ? Потому что в 1996 году я упал с лестницы и мне никто не мог помочь, 3-4 часа они попросту не могли меня найти. Поэтому я подал иск в суд, чтобы мне был выдан ключ и я получил его. И он действительно работал. Мне кажется, что таким образом в суде я получил тот опыт, который пригодился мне позже для ведения судебных дел.
Так вот, когда мы поднялись, знаете, единственная вещь, о которой не принято говорить, и это разбивает мне сердце, это все те стоны и крики людей, застрявших в лифтах, но мы не могли им помочь. Люди кричали, звали на помощь. Меня как-то спросили, какой мой самый ужасный кошмар. У меня два кошмара и один из них я вспоминаю, почти каждый день. Когда я захожу в лифт, я всё вспоминаю. Крики этих людей о помощи. Это разбивает мне сердце. У них не было шансов, они были обречены.
Когда я поднимался, один человек сказал мне: «На 27 этаже мужчина в инвалидной коляске, ему нужна помощь». Я спустился на 2 этажа, чтобы сообщить пожарным об этом мужчине. Почему именно я спустился? У меня не было ни экипировки, ни огнеупорной куртки, у меня ничего не было. И к тому же я ходил по лестнице каждый день. Тогда я был в очень хорошей форме, потому что это была моя ежедневная рутина


27:30

Когда я спустился, пожарник сказал мне: «Мы всегда забираем инвалидов в последнюю очередь, чтобы они не мешали большой массе людей». Мы поднялись на 27 этаж, пожарники уже не могли подниматься, они усаживались в коридоре на пол. Для них это было физически невозможно больше подниматься. Они сняли всю экипировку, куртки, ботинки и просто «свалились» на пол. Для меня это был шок и я сказал: «О, Боже, мне кажется, что я должен идти один!»
Дэвид Лим спросил: «Где есть вода на этом этаже?»
Я ответил: «На другой стороне есть автоматы с водой.»
«Хорошо, пойдём!»
Мы сломали автомат, достали бутылки с водой, сложили их в корзину для мусора и принесли пожарным. Я раздал им бутылки. На этом этаже в одном из офисов работал телефон и я позвонил матери. Моя мама была в Пуэрто-Рико, она уже слышала по новостям о катастрофе, я хотел сообщить, что я в порядке. Подняв трубку, она сказала: «Немедленно уходи оттуда!». Но я ответил: «Я не могу! Я помогаю этим людям, они не знают здания. Не волнуйся».
Но я соврал ей, сказав, что я только проведу спасателей до определенного места и не пойду на те этажи, где начались пожары. Но в действительности моей целью был как раз таки на этаж «Windows of the world», я хотел помочь моим друзьям. Это была моя мотивация, та сила, которая заставляла меня подниматься. Я знал, что люди просто застряли там.
Из рации раздался голос моего начальника «Родригес, покинь сейчас же здание! Родригес, покинь сейчас же здание!».
Я сказал: «Я не могу. Я помогаю пожарным, это моя работа!».
Он ответил: «Убирайся оттуда сейчас же!».
Я выключил рацию и продолжил подниматься сам, открывая двери, помогая людям выбраться. Я поднялся на 33 этаж, на этом этаже был шкафчик, где находилось всё необходимое. Через 16 этажей находился такой шкафчик. Я пришел туда, взять противогазы, чтобы отдать их тем, кто спускался. Потому что лестница была вся в дыму. Этот дым был едкий, похожий на аммиак. Он застревал в горле, было сложно дышать. Я говорил с профессором Джонсом об этом, говорил с экспертами. Они говорили, что это похоже на нитрат аммония.


30:44

Я не знаток этого.
Когда я шел за противогазами, я увидел женщину, сидящую на полу. Она дрожала, она была без обуви, она сидела в позе эмбриона.
Я сказал её: «Что ты делаешь здесь? Уходи отсюда!»
Она ответила мне: «Я не знаю что делать, я не знаю куда идти!»
Она недавно устроилась на работу, она не знала куда идти. Вы можете представить? Несмотря на то, что ВТЦ проводили тренинги по безопасности дважды в год! Два раза в год! В здании с 50000 обслуживающим персоналом должны проводиться обязательные тренинги для каждого сотрудника; необходимо четко знать, где находятся выходы. И это был один из судебных процессов, который мы пытались организовать, мы хотели, чтобы в каждом здании с определенным количеством этажей, проводились принудительные тренинги для всех сотрудников, конечно, многие рабочие увольняются, выходят на пенсию, это общепринятый принцип. Фактически Всемирный Торговый Центр был городом в городе.
Но девушка не знала, что ей делать. Я поднял её, провел до лестницы, там были люди, которые спускались и я попросил их вывести её из здания.
Вернувшись в тот коридор, я услышал очень странный звук. С 34 этажа, который был надо мной, доносился такой звук, как будто бы передвигали какое-то оборудование, как будто бы передвигали мусорный контейнер. Впервые мне стало страшно. Поскольку я был уверен в том, что на 34 этаже ничего нет, он был пуст на протяжении 8 месяцев. Там не было никаких конструкций, там не было никакого оборудования. Там не были смонтированы ни стены, ни навесные потолки, там не было электричества, та ничего не было. Услышав этот звук, я так сильно испугался, что решил не заходить на 34 этаж.
Я поднялся на 39 этаж. По параллельной лестнице (в здании было три лестницы: А, В и С) на 39 этаж поднялся Дэвид Лим с двумя пожарными. Когда мы обсуждали наши дальнейшие действия, мы услышали:


33:32

«Бум!»
Удар по второй башне, он был такой силы, что наше здание закачалось так сильно, что мы не могли устоять на ногах. Мы постоянно слышали: «Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум! Бум!»
Из рации доносилось «Мы потеряли 65ый! Мы потеряли 65ый!». Это означало, что 65 этаж обрушился, этаж за этажом, до 44 этажа.
Я закричал: «Мы должны подниматься! Мы должны подниматься!».
Дэвид ответил: «Нет, ты остаешься здесь. Ты гражданское лицо, я за тебя отвечаю! Ладно, ты поможешь нам с тем мужчиной с 27 этажа».
Я сказал: «Хорошо, Дэвид. Я помогу вам. Но потом я вернусь и всё равно буду подниматься на верхние этажи».
Я спустился на 27 этаж и прокричал пожарным: «Мне приказали вывести этого парня сейчас же!»
Мы пересадили мужчину из инвалидной коляски в специальное спасательное кресло, затянули его ремнями. Трое парней сказали: «Пойдем», мы взяли его и начали спускать по лестнице. Когда мы спускались это было как фильме «Башня в огне». На нас постоянно падали куски бетона с потолка, со стен. И лампы, люминесцентные лампы, которые были на лестнице, из-за того что здание сильно качалось, трескались. Этаж за этажом: «Клац, клац, клац». Мы уже не видели куда спускаемся.
Аварийное освещение работало на одних этажах, на других – нет.
Позже в известном судебном деле против компании «Моторола», говорилось, что нам постоянно посылали предупреждения, но мы их не получали, поскольку рации не работали.
Мы спустились в фойе. И что же я увидел в фойе? Лифты, пассажирские лифты были открыты вот так (показывает руками перевернутую букву V) Двери, алюминиевые двери прогнулись. Это означало, что какая-то сила действовала на них.
Не нужно быть гением, чтобы понять, что что-то было не так. Пожарники сказали мне: «Пожалуйста, предупреди врачей скорой помощи, чтобы они были готовы».
Пока мы спускались, вторая башня уже обрушилась. Я помню, что говори парню, который был в инвалидном кресле, чтобы он не переживал, что после этого мы ещё выпьем с ним пива». Он отвечал: «Да, да».
А я даже не пью. Но я хотел подбодрить его.
В те минуты, я пытался найти слова, чтобы описать происходящее, так как я должен был предупредить врачей скорой помощи. Но оказавшись на улице, я увидел, что с левой стороны от меня было всё разрушено. Вокруг было облако пыли. На входе камеры безопасности висели на электропроводах. А прекрасный мрамор (все кто, когда-либо заходили в ВТЦ, проходили через этот вход отделанный прекрасным мрамором), теперь он был полностью разбит на мельчайшие кусочки. Можно было увидеть только бетонные стены. Я подошел поближе ко входу . Всё стекло было разбито, не осталось ни одного целого стекла, не было даже вращающихся дверей.
Мне сказали: «Не оборачивайся! Не оборачивайся!». Полиция оцепила территорию почти в 2 квартала от ВТЦ. И полицейские говорили мне не оборачиваться, а что вы делаете, когда вам говорят не оборачиваться? Естественно я обернулся и увидел, Леди и Джентльмены,


38:13

Я видел тела людей, которые выпрыгнули из здания. Я видел, как они падали на асфальт. И та девушка с 33 этажа, которой я помог выбраться, она была разрезана пополам стеклом, которое упало сверху. Оно разрезало её как гильотина.
Я сказал: «Господи, что это? Что это?».
И я услышал: «Бегите! Бегите! Бегите!».
Я посмотрел на отель Мариотт, тела были везде. Я сказал «Господи, пожалуйста, помоги мне». Перед собой я увидел только пожарную машину, я забрался под неё и в этот момент здание начало рушиться. Я слышал «Бум, бум, бум».
Пожарная машина начала проседать. Всё о чем я думал тогда: «Пожалуйста, моя мама не должна видеть моё тело разодранное на куски. Позволь ей опознать мой тело, пожалуйста, пожалуйста.»
Я не хотел, чтобы моя мама видела, то что я видел сейчас.
Всё затихло, всё было в огромном облаке пыли. Тогда я подумал , Что меня не раздавит, я умру от удушья. Невозможно было дышать, при каждом вдохе болезненно чувствовалось как легкие расширяются.
Я прошептал: «Это будет долгая смерть».
В моей голове крутилась мысль о той бедной девушке, разрезанной пополам, это была самая ужасная картина в моей жизни. В тот момент я сказал: «Я умираю, это конец».
Это я и делал, я пытался контролировать своё дыхание. Я пытался сконцентрироваться и вот что случилось.
Я ожидал что погибну, но к счастью, CNN и Global Vision из Бразилии были на той улице, они снимали там репортаж.
«Вышел последний мужчина»
Так и началась операция по моему спасению. Меня вытащили из-под обломков, они были удивлены, потому что на мне был жилет «Безопасность 11» он выглядел, как жилет пожарного и они решили что я был пожарником. Я стоял в периметре здания, продолжал смотреть на людей. Я вернулся к пожарной машине, хотел убедиться, что под ней больше никого не было.
Меня вытащили очень быстро, потому что шины сразу же сдулись, как только меня вытащили. Я был вовремя спасен.


41:54

Меня вовремя спасли.
Я подошел к мосту, который соединял Северную Башню с ВТЦ, который и обрушился на ту пожарную машину. Там я увидел два ботинка. Я вытащил их, когда я заглянул в них, я увидел часть ноги пожарного. Я начал кричать и все пожарники собрались, чтобы достать тело из под обломков. Но там уже ничего не было.
Я пробыл там 10 часов., я отлучался только чтобы утолить жажду. Тогда я и попал в новости, в те репортажи, которые вы могли видеть на протяжении тех 3 дней. У меня брали интервью, я рассказывал о взрывах, которые слышал, о том мужчине в инвалидном кресле, обо всем.
Той ночью я не спал, как и последующие дни. Мне звонили со всего мира, круглосуточно. Потому, что девушка, сотрудница Global Vision разослала пресс-релиз с моим номером телефона. Мне звонили из Монтевидео, из Аргентины, из Кувейта, ото всюду.
Как бы я оплатил эти счета? В любом случае. После того как обо мне узнали, я организовал семьи жертв, я создал группу жертв и пострадавших из Испании. Потому что я видел, что они не были на соответствующем балансе, им не выплачивалась соответствующая помощь как жертвам теракта вместе с группой семей мы пошли в Конгресс, чтобы просить о создании комиссии которая будет заниматься расследованием трагедии 11 сентября.
Помните, что сказал президент: «Нам не нужно расследование, мы знаем, кто к этому причастен». Но такое высказывание было абсолютно недопустимо для семей пострадавших. Мы сильно настаивали на своём и в итоге была создана комиссия.
Но ещё одной проблемой было, то что мы требовали, чтобы в комиссию также входили члены семей пострадавших. Но нам сказали: «Нет. Мы этого не разрешим». Они никогда не позволили бы этого.


45:23

Вот это свидетельство очевидцев (он показывает видеозапись, переводя с испанкого на английский язык):
«Мы убирали цокольные этажи Северной Башни Всемирного Торгового Центра. Скорее всего там взорвалась бомба и электричество отключилось. Взрыв произошел за дверью, взрывная волна сбила нас с ног. Нас обожгла горячая волна воздуха, комната была вся в дыму. В тот момент я понял что это была бомба.
Я сказал: «Чинно, Чинно пошли отсюда!»
Чинно ответил: «Я не могу, я ранен. Там наверное был взрыв Очень горячий воздух и мои волосы загорелись».
Это Рос Санчес, он мог бы рассказать, что случилось на цокольных этажах, но он так и не был допрошен. Чинно тоже так и не был допрошен.
Фелиппе Давид выжил, он был в коме 13 недель. Он давал интервью по телевидению, но в Испании, о его истории узнал весь мир. Наши истории рассказанные по телевидению в Испании не корректировались. Но при переводе на английский язык они полностью были отредактированы и изменены.
Сальвадор Джимбанго выжил, о его истории так и не узнали, даже после того как запись с его интервью была подготовлена для национального телевидения.
Дэвид Лим выжил.

Есть причина, почему мы это делаем. Мы делаем это для тех кто пострадал или погиб в теракте 11 сентября. Причина, по которой, это делаю я – я потерял 200 друзей 11 сентября. У них нет голоса, я выжил лишь благодаря чуду.
Меня отправили в один из органов власти, но когда я начал задавать вопросы, они уходили от ответов. Они хотели чтобы я с ними сотрудничал. Но для меня нет ничего важнее правды.
Мне предлагали всё что только можно представить. Мне обещали своё телешоу на одном из каналов в Нью-Йорке, мне предлагали создавать или же сниматься в фильмах, писать книги… Но я ответил: «Нет».
Я был бездомным. Зайдите в интернет, займитесь собственным поиском фактов. И вы отыщете. Я занимался созданием социальной рекламы, для сбора помощи. Я не получил ни одного пенни.
Это тот же костюм, что был на мне вчера. Единственная вещь которую я поменял – галстук.


49:12

Я путешествую по всему миру. Нам нужна только правда. Мы хотим услышать правду пожалуйста встаньте и пропустите это через себя, чтобы всё изменилось. Нам необходима активность и заинтересованность всех. Мы хотим чтобы вы тоже добивались правды.
Существует программа. Используется наша трагедия, чтобы было создано движение «война против терроризма». Это всего лишь обман. Любой другой народ имеет куда больше информации о трагедии 11 сентября. Это факт. Благослови вас Господь!


Startseite | Impressum | Kontakt | Information